После киберспорта: Никита Шестаков

Окт 23 2019 10 min read

После киберспорта: Никита Шестаков ⚡⚡⚡ Игровые и киберспортивные новости, аналитика, обзоры, репортажи на WePlay! Самые актуальные новости!

Вступление. Никита Шестаков – тренер по неигровой подготовке. За свою киберспортивную карьеру он сменил много амплуа: был бизнес-аналитиком, менеджером и психологом – не был только профессиональным игроком. Сообщество помнит его как менеджера подававшего большие надежды, но так и не вышедшего на мировой уровень состава Power Rangers.

Шесть лет в киберспорте многому научили Никиту. Это был интересный путь с успехами, неудачами, наполненный встречами и событиями. Его огромный опыт работы с людьми и, в частности, молодыми про-геймерами, просто обязан быть собран, структурирован и бережно передан общественности. Для воплощения этой благородной цели хватило всего одной встречи в рамен-кафе.

Никита, привет! Удивлен, что до сих пор с тобой не выходило никаких внятных интервью. Как у тебя сейчас дела?

Привет! Дела, в принципе, нормально. От киберспорта временно отошёл, но индустрию окончательно не покинул. Хотя хотелось бы выйти на более широкую аудиторию.

Расскажи о том, что происходило до твоего попадания в киберспорт: чем ты занимался?

Ох, как люблю я рассказывать эту историю!

С самого детства я интересовался необычными вещами. Когда мне было 13 лет, к нам из США приехал друг моих родителей. В связи с этим появилась необходимость завести себе электронную почту. На дворе был конец 90-х, компьютер был только у одного человека в моём классе – пришлось ходить в клуб. Одной электронной почтой дело не ограничилось: общение с компьютерами меня захватило, я осваивал всё новые и новые вещи, а позже и вовсе сам начал учить всем этим премудростями взрослых людей.

В какой-то момент наткнулся на тему создания сайтов – появился интерес сделать сайт самому. Первым «клиентом» оказалась Белорусская Телевизионная Ассоциация, выход на которую дал старший брат. Разумеется, потребовалась помощь дизайнеров и программистов, для которых я формулировал задачи исходя из потребностей заказчика. По сути, выполнял функции менеджера. Вот так ещё в школьные годы я начал заниматься веб-разработкой.

В те времена на рынке было всего две крупные компании, занимающихся этим ремеслом в Беларуси. В одну из них, называющуюся Astronim, школьные начинания меня и привели. Пройдя интересный путь по карьерной лестнице, в 22 года я стал директором и совладельцем этой компании.

В голове не укладывается, как такая карьера может быть шагом на пути в киберспорт.

Очень просто. В определённый момент я почувствовал, что достиг потолка в сфере веб-разработки. Тогда же возникли разногласия по поводу дальнейшего развития с другим владельцем компании. На фоне этих двух, а также ряда других совпавших во времени факторов, я принял решение уйти из Astronim и занялся поиском новых возможностей.

Три месяца я руководил отделом маркетинга в одной из лидирующих белорусских сетей кафе. А потом в моих руках оказался тот самый «инвайт в киберспорт». Одному из бывших клиентов Astronim понадобился руководитель по развитию проекта. Так я попал в ESFXtv – стриминговую платформу, которая должна была конкурировать с Twitch в русскоязычной среде.

У проекта была собственная команда по Dota 2. Но около года я к ней отношения не имел: ну есть молодые пацаны, играют себе в какую-то «доту» за деньги, зачем-то нужны. Менеджер у игроков был, но работал недостаточно эффективно из-за совмещения менеджмента с другими обязанностями и дружбы с игроками.

Обычная история для киберспорта.

Да, и даже годы спустя ситуация исправно работает во многих профессиональных командах.

Как на роль менеджера пришёл ты?

Результаты команды нельзя было назвать высокими, поэтому встал вопрос отказа от неё. Но я предложил дать ребятам ещё один шанс – поработать под моим руководством. Думал, раз я управлялся со взрослыми программистами и дизайнерами, то «построить» молодых игроков труда не составит.

Но не тут-то было! На практике выяснилось, что у многих киберспортсменов имеется специфика психофизического развития. Это не болезнь или даже что-то плохое – особенности есть у всех нас. Во времена моего менеджерства команда хоть и не взлетела в топ, но стабильно держалась в середняках, иногда обыгрывая грандов европейской и мировой сцен, таких как Alliance и EG. Регулярно летали на турниры в Украину, Россию и Китай.

Надо отдать должное ребятам, они очень старались и показывали уровень. Я же обеспечивал их всем необходимым. Вообще, любой итоговый результат – это совокупность вкладов каждого человека, ответственного за его достижение.

Тем не менее, от потери организации команду это не спасло.

Да, в конечном счёте с ESFXtv мы всё же расстались. Но наша совместная работа с ключевыми игроками состава продолжилась. Накопленную денежную «подушку» решили использовать для обустройства геймхауса, откуда играли в дальнейшем. Чуть позже подписали контракт с Arcade eSports, но через полгода он истёк, и продлевать его не стали.

Примерно в то же время у меня состоялось сотрудничество с печально известной Albus Nox. Вне контекста судьбы команды я понял, что не хочу заниматься непосредственно менеджментом. Мне была интересна неигровая подготовка, психология игроков, и я решил сфокусироваться на развитии в этом направлении. Уехал в Москву, отучился на курсах, получил международную сертификацию по коучингу.

Так ты теперь из тех ребят, кто продаёт успех по жизни? 

Понимаю твой намёк :)

Отрицать проблемы в сфере коучинга бесполезно. В ней есть немало кадров, недобросовестных осознанно или бессознательно. Никакой заинтересованности в развитии клиентов у них нет.

Моя история другая. Я не ставлю перед собой цели заработать денег, а психологией я увлекался с подростковых лет. После школы в жизни мне очень везло с «учителями». Мой преподаватель по коучингу не исключение: она человек с огромным опытом, чьё время для бизнеса стоит больших денег. В её случае это означает признание профессионализма, а не умение себя продать. Человек предан своему делу и старается максимально верно передать знания другим. Поэтому с этих курсов я увёз не «корочку», а огромный пласт знаний, которые искал.

Сумел ли ты приложить полученные знания в киберспорте?

Такая возможность представилась, но уже не с Power Rangers – команда окончательно распалась. Следующим местом моей работы стало киберспортивное подразделение Футбольного Клуба «Динамо-Брест». Там я помогал составу по CS:GO, а также вместе с Джеймсом j4 и Чеширом Chshrct мы помогали с отбором игроков в состав по Dota 2. Из пяти набранных тогда игроков четыре до сих пор остаются на про-сцене.

После мы с Александром Молочниковым создали организацию Pavaga, где я работал с основным и Junior составами. К сожалению, конструктивные отношения у нас не сложились: тренеру по неигровой подготовке очень сложно доказать свою полезность в текущих реалиях киберспорта. Однако мой вклад в развитие прекрасно чувствовали игроки. За полтора месяца работы мне удалось вывести Pavaga Junior в закрытые квалификации Мейджора. После моего ухода результаты состава пошли на спад. Зависимость между событиями прямая: у игроков произошёл психологический «откат», они потеряли моральный прогресс, делавший их намного сильнее.

На этом твой путь в киберспорте закончился?

Ставить точку в киберспорте я пока не спешу. Однозначно могу сказать, что хотел бы работать в другой сфере. Но покинуть киберспорт пока не получается, есть варианты продолжения карьеры, которые пока не могу раскрывать.

Вообще, в какой-то момент я понял, что обрёл в жизни миссию – делать мир рациональнее. Наиболее эффективно эту идею можно реализовать через работу с молодёжью. А где сейчас молодёжь? Правильно – в киберспорте. Поэтому эта глава моей истории пока не закрыта.

Но нужен ли я киберспорту? Думаю, что да. В последнее время появляется всё больше публикаций на тему киберспортивной психологии. СМИ всерьёз обсуждают вклады неигровых тренеров в победы таких грандов, как OG и Astralis. Здесь есть работа для меня. Другой вопрос, что большинство руководителей организации пока этого не понимают.

Похоже, ты начал «менять мир» через киберспорт довольно давно. Яркий пример – соцсети, где ты активно переубеждал болельщиков, когда считал, что они неправы. Почему ты этим занимался? Реакции фанатов команды в те времена были абсолютно стандартными.

Я принимаю факт того, что не обладающие полной картиной люди тоже имеют мнение относительно тех или иных вещей, в том числе развития команды. Я вступал с ними в дискуссии не потому, что хотел пресечь отличную от моей точку зрения. Каждый человек рассуждает исходя из собственного опыта, у него есть на это право, но это не значит, что он прав. Мне интересно вести с людьми полемику в принципе, в большинстве случаев это выливается в конструктивные беседы, порой даже в личных сообщениях. В любом случае выходит обмен знаниями и опытом, что уже хорошо.

Я выработал для себя три цели в коммуникациях, достижение любой из которых является для меня хорошим результатом. Первый: кто-то может привести хорошую аргументацию в моём восприятии, и я изменю свою точку зрения. Второй: даже если не будет должной аргументации, я узнаю о существовании отличной от моей точки зрения и тем самым расширю свой кругозор. Третий: я могу своими аргументами расширить чью-то картину мира в рамках обсуждаемых вопросов, чем улучшу мир вокруг себя. Рекомендую задумываться об этих трёх целях каждому.

Что же, твоё полноценное представление считаю состоявшимся, теперь хочу более предметно обсудить киберспорт. Как ты оцениваешь уровень развития индустрии в мире?

Отвечу пространно: индустрия развивается. Я считаю, что для киберспорта не существует идеала, к которому следует стремиться. Однозначно индустрия сегодня развита намного лучше, чем даже год назад. Но куда идёт это развитие – не понятно, какова конечная цель всего этого «безобразия» – тем более.

Лично я бы взял за образец для развития киберспорта франшизы из традиционных видов: NHL, NFL, NBA и прочие. Они совмещают не только соревновательность, но и шоу, удовлетворяя потребности как спортсменов – в конкуренции, так и зрителей – в зрелищах. 

При этом я не склонен считать, что киберспорт – это не спорт, а отдельный, близкий к традиционному спорту феномен. Я считаю, что нужно брать лучшее из других, уже состоявшихся, индустрий и применять в киберспорте, совмещая с собственными инновационными подходами. 

А как ты оцениваешь обстановку в СНГ-регионе?

Несмотря на всю шумиху и инвестиции, пока в нашем регионе есть всего несколько по-настоящему профессиональных организаций. К ним бы я отнёс Virtus.pro и Natus Vincere. Особенно стоит отметить «Медведей»: их высококлассный состав поддерживают квалифицированные кадры в администрации. Но всё так сложилось прежде всего потому, что организация смогла себе это позволить в плане ресурсов. 

Важно: это мой взгляд со стороны, а не изнутри. Надо сделать ремарку и на то, что я не очень хорошо ориентируюсь в сцене CS:GO, сужу прежде всего исходя из своих знаний в Dota 2. Поэтому могу быть не очень объективен в отношении организаций.

Какие проблемы в организации киберспорта ты мог бы отметить? Что бы ты изменил в первую очередь?

Самая большая проблема – это наличие неповоротливых издателей, от решений которых зависит всё. На эту тему можно говорить если не бесконечно, то очень долго. 

Вторая острая проблема, на мой взгляд: слишком много власти над событиями сосредоточено в руках игроков. Функции административного персонала всё ещё на уровне «водоносов». Это возлагает на организации большие риски, связанные с поведением и настроением игроков. Выходит так, что основная ответственность за успех организации лежит на игроках, но никаких реальных потерь в случае провала они не понесут – то есть фактической ответственности не несёт никто. Лично я выступаю за равенство игроков и администрации как в взаимодействии, так и в ответственности. Это как в истории про гусыню, несущую золотые яйца – кто захочет, тот найдёт. 

Отсюда вытекает проблема слишком высоких зарплатных запросов игроков?

Лично я не считаю запросы игроков слишком высокими. Думаю, любые зарплаты регулируются рынком, приходя со временем к своим объективным значениям. Взять Virtus.pro с зарплатами условно $15-20 тысяч. Да, деньги приличные, но они позволяют организации держать состав, который продаётся спонсорам вроде P&G – суммы таких контрактов отнюдь не копеечные.

Другой вопрос, что если в регионе есть единоличный лидер по ресурсам, от которого отстаёт весь остальной рынок, то это мешает развиваться всей региональной сцене. Любая восходящая звезда, способная дать толчок своей команде, по одному щелчку может перейти в богатейшую организацию, тормозя тем самым развитие остальных.

Можно ли как-то урезонить игроков, снизив риски организаций?

Да – нужно целенаправленно заниматься воспитанием игроков с юного возраста. Создавать академии, открывать Junior-составы. Тут не стоит изобретать велосипед, достаточно посмотреть на то, как устроена система подготовки в большом спорте.

Вот есть условная команда «Динамо Минск», неважно, хоккейная или футбольная. Помимо основы, у неё есть юниорский состав, есть юношеский, иногда даже дубль. И прежде, чем перейти в основу, игроки проходят все предварительные этапы, закаляя характер и развивая профессиональные качества.

В киберспорте этим мало кто занимается. Во-первых, отношение к подготовке кадров недостаточно серьёзное у самих организаций. Во-вторых, в большом спорте никто не может просто забрать талантливого воспитанника другого клуба себе в команду – его контракт защищён регуляторами, а в киберспорте такого органа нет. В-третьих, банально нет тренерских кадров, способных воплотить эти планы в жизнь; те, кто в теории способен, пока ещё сами являются игроками. Поэтому пока профессионализма в привычном спортивном понимании у про-геймеров недостаточно.

То есть пока что киберспортсмены – не спортсмены?

По складу характера – нет, только по роду деятельности и с оглядкой на то, о чём мы говорили ранее в контексте вопроса «спорт ли киберспорт?» В большинстве случаев в игроках не воспитывают профессиональное отношение: к работе, организации, тренеру, даже друг к другу. Их не ориентируют на дальнейшее развитие. К примеру, большинство игроков в Dota 2 считает, что они понимают игру лучше всех. На деле же они варятся в котле из таких же игроков, считающих точно так же, а реальный уровень игры у всех плюс-минус одинаковый. Разумеется, исключением из этой выборки являются «гуру» вроде Puppey и KuroKy. У этих ребят есть реальный авторитет даже среди мастеровитых игроков, поэтому их, скорее всего, будут слушать.

Поэтому все эти постоянные решафлы игроков, по сути, обмен шила на мыло. Суммарная оценка навыков у них всех примерно одинаковая, и в среднем в результате трансферов уровень сцены, даже и отдельных команд, практически не меняется. Никакого общего прироста в плане игры решафлы сейчас не дают.

Кроме того, зачастую команды закрывают глаза на то, что при высоком уровне исполнения игрок может не уметь общаться в команде. Подобные кадры могут тащить отдельные игры за счёт мастерства, но на дистанции вносимый ими токсик в атмосферу команды ведёт к снижению общих результатов или к развалу состава вовсе. 

Хорошо. Давай теперь вкратце обсудим твоё потенциальное будущее после киберспорта. Ты говорил, что хочешь уйти из индустрии, но пока не получится. Можешь раскрыть подробности?

Я хотел бы уйти из киберспорта прежде всего потому, что организации не готовы нанимать специалистов моего профиля, потому что нам достаточно тяжело доказать, что мы способны влиять на результаты команд. В психологии в принципе нельзя напрямую выставить и измерить какие-либо KPI, поэтому сложно разговаривать с директорами на языке цифр. Подтверждением этого тезиса является моя ситуация с Pavaga, по крайней мере так, как эту ситуацию понял я. 

На данный момент у меня есть варианты продолжения карьеры как в киберспорте, так и за его пределами. И пока не очень понятно, что будет дальше. 

Что тебе дал киберспорт в плане личного развития?

Я в целом воспринимаю свою деятельность в киберспорте как общий жизненный опыт. Он привёл меня в то место, где я сейчас нахожусь, и это замечательно в любом случае. Из конкретных вещей киберспорт помог мне определиться с миссией, которую я хочу выполнять в своей жизни. Также преграды и проблемы, с которыми я столкнулся при работе с киберспортсменами, привели меня к более глубокому изучению поведенческой психологии. Не жалею ни о чём.

Считаешь ли ты киберспорт полезным для развития личности непосредственно про-геймеров?

Сегодня – нет. С киберспортсменами не проводится серьёзной воспитательной работы, поэтому развитие их личностных качеств происходит недостаточно эффективно. Но мне очень хотелось бы, чтобы в будущем киберспортивный опыт стал приносить больше пользы в плане развития характеров игроков.

Спасибо за прекрасное и объёмное интервью! Пожелаешь что-нибудь читателям?

Пускай прозвучит немного высокопарно, но я желаю аудитории учиться идти путём осознанности, стремясь понимать, что и почему происходит. Ну и, безусловно, психического здоровья :) 

ВК-группа автора интервью, Марка Круглова, подписывайтесь.

flag

Мировой киберспорт поддерживает мир и свободу Украины

Сделай благотворительный вклад в фонд Techiia Foundation во имя тех, кто нуждается в помощи прямо сейчас, во имя тех, кто охраняет родину и сражается за мир и свободу, во имя тех, кого больше нет с нами, но кого мы не перестанем любить и помнить.

qr code
Шестое превью «Большого обновления» для Dota Underlords
Dota Underlords - The Big Update part six
Список изменений в обновлении 9.21 для League of Legends
League of Legends patch 9.21 notes

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Dota 2
История одной любви: Питер Дагэр и Юлия Крамник
логотип Girls Got Game
«Я считаю, что парни играют лучше девушек»
Сага о Vikin.gg
VALORANT
Boaster: «Я уверен, что мы устроим хорошее шоу на First Strike»
VALORANT
Vakk: «Скоро доминация G2 подойдет к концу»

Другие категории

WePlay Рекомендует

Поддержи Украину

Пожертвовать

Фонд Поддержки ВСУ от НБУ

Сделай вклад

Фонд «Вернись живым»

Preview